НОВОСТИ НАУКИ

Здоровье и психология

Опасны ли ГМО

Так ли опасны ГМО, как их малюют?

Может, вы видели в интернете картинки банана с рыбьим хвостом или, например, яблока с куриной лапкой вместо черенка? Если нет, обязательно поищите. Очень впечатляет. Подсказка: размещены они, как ни странно, вовсе не на сайте поклонников фотошопа. Лучше обратитесь к вещам более насущным, чем компьютерные программы. А именно – к тому, что мы едим. Или, точнее, собираемся есть в ближайшем будущем. К генетически модифицированным продуктам. 

Согласитесь, не совсем обычное определение «генетически модифицированный» по отношению к одному из ингредиентов на обертке купленного продукта настораживает. И хоть яростным спорам защитников и противников этого «все еще новшества» пока не видно конца, такая надпись на упаковках будет, по всей видимости, появляться теперь чаще и чаще. Когда я спросил своего знакомого, готов ли он покупать «необычный» провиант, он тут же решительно ответил: «Нет!». На мой вопрос о причинах отказа просто пожал плечами и пояснила: «Страшно как-то…». Не убоясь показаться занудой, я допросил ее о причинах страха. И услышал: «Да кто его знает, что там в них за гены и как они на меня повлияют… Я точно где-то читал: были случаи отравления». А ведь, ей-богу, интересно, станут ли наши потомки смеяться над нашими страхами. Или же, измученные неведомыми ранее болезнями, будут грозить прошлому (нам, то есть) кулаком третьей руки и проклинать трансгенные помидоры, яйца и бублики вкупе со всей генной инженерией сразу. Попробуем сориентироваться в море очень разной и часто противоречивой информации и найти ответ на вопрос о том, чем опасны ГМО и опасны ли вообще.

Немножко науки

Итак, для начала стоит освежить в памяти научное определение камня преткновения. Трансгенные, или генетически модифицированные организмы (ГМО) – это организмы, содержащие новую комбинацию генетического материала, полученную с помощью генетической инженерии. В качестве объектов при этом могут выступать любые существа – от бактерии до человека. Саму схему манипуляции с генами можно представить так: нужный нам ген, отвечающий за определенный признак, качество или свойство, выделяют из клетки организма-донора. Если нужно, изменяют его или комбинируют с другими генами или их элементами. Затем переносят в клетку организма-реципиента. Там он встраивается в ДНК и начинает функционировать. Соответственно, генетически модифицированные продукты (ГМ-продукты) – это продукты, состоящие из ГМО или содержащие их компоненты. 

Модификация (изменение) проводится по разным причинам. Например, захоти вы, чтобы ваша корова давала молоко, обогащенное полным набором витаминов и микроэлементов да еще приятного сиреневого цвета, - пожалуйста. Или чтобы ваша герань по утрам пахла хвоей – будто просыпаться вам предстоит в сосновом бору – извольте. Впрочем, в большинстве своем это все романтика да эстетика – предстоящие дела дней грядущих. На сегодняшний же момент человечество озабочено вполне конкретными проблемами: накормить и излечить. Исходя из этого и модифицируют живые организмы. Делают их устойчивыми к болезням, засухам, морозам. Изменяют их цвет, вкус, питательность, срок хранения. Заставляют производить лекарства, вакцины и гормоны, необходимые нам, и так далее, и так далее. Весь фокус в том, что добиться этого обычными, традиционными методами селекции – искусственным отбором, например, - невозможно. Или же порой возможно, но уж очень будет долго и неэффективно. В конце концов, мы живем в XXI веке, и если вместо дилижанса управляем космическими кораблями, то почему в таком важном деле должны руководствоваться принципом «по старинке»?

Будем знакомы!

Вообще, знакомство человечества с трансгенными существами началось не так уж давно, всего лишь каких-то 30 с небольшим лет назад. Тогда были получены первые модифицированные микроорганизмы. Сельскохозяйственные же ГМ-растения появились на полях лишь в начале 90-х. И сразу доказали свое превосходство над обычными сортами – будучи более жизнеспособными и обладая более ценными пищевыми качествами. На сегодняшний день официально в мире насчитывается 18 видов растений, подвергшихся генетической модификации. 18 видов, каждый из которых представлен несколькими сортами: одни устойчивы к вредителям-мотылькам, другим безразличны гербициды, от которых, тем не менее, погибают сорняки. Третьи могут содержать повышенную концентрацию полезных жирных кислот, четвертые – храниться в несколько раз дольше, чем обычные. Среди этих видов как весьма экзотичная для нас папайя, так и старые знакомые – картофель, томат, рис, пшеница, кукуруза.

Что касается Беларуси, то ситуацию для нас осветили в Национальном центре биобезопасности, созданном на базе Института генетики Национальной Академии Наук Беларуси. Оказывается, в нашей стране не выращивается, а равно и не ввозится, ни один сорт ГМ-растений. Несколько лет назад в Институт защиты растений поступила заявка на тестирование трансгенной сахарной свеклы, но тем дело и кончилось. С тех пор ни одной заявки, ни с одной фирмы получено не было. ГМ-сырье может попадать к нам в незначительном количестве, пожалуй, лишь со стороны России – в составе кормов на основе сои. Впрочем, и разработки в этом направлении в Беларуси ведутся лишь в 2-3 лабораториях – на биофаке БГУ, например, или в Институте картофелеводства в Жодино.

«Спокойствие! Только спокойствие»

или

У страха глаза велики

ГМ-растения превосходно зарекомендовали себя с точки зрения выращивания и полезности. Однако не убедили этим широкую общественность – она, особенно европейской своей частью, по сию пору отказывается от их употребления. Из-за чего же собственно сыр-бор? А вот из-за этих пресловутых генов, о которых модно теперь писать и говорить, – из-за самого метода получения ГМО. Хотя, естественно, этот процесс строго контролируется, а гены тщательно отбираются – не только по «отсутствию вредоносности», но и по целому ряду других ограничивающих факторов, которые рядовому потребителю и не снились. Характерным примером можно считать случай, когда при тестировании нового сорта трансгенной сои со встроенным геном бразильского ореха обнаружилась его аллергенность. Правда, она была выявлена для людей, страдающих аллергией собственно на бразильский орех (а ведь сам бразильский орех не запрещен), и потом, этот сорт предназначался исключительно для производства кормов (то есть к нам на стол он попасть никак не мог). Невзирая на все это, разработка сорта была остановлена. 

Да, скажете вы, но ведь будоражащими известиями об «опасных для человека», «мутантных», «вызывающих аллергию/ожирение/рак (нужное отметить)» продуктах пестрят страницы не только желтой прессы, но и солидных изданий. Разберемся, в чем может заключаться опасность. 

Первое. Некоторые полагают, например, что трансгенные организмы буквально нашпигованы разными подозрительными посторонними генами – эдакие мутанты по прихоти ученых. Тут следует сказать, что в каждом существующем ныне сорте ГМ-растений на несколько десятков тысяч своих генов приходится лишь 1-2 чужеродных – скрупулезно и не единожды проверенных перед модификацией и после нее. 

Второе. Бытует мнение, что трансгенные продукты – источник новых страшных аллергий. Один пример мы уже рассмотрели выше. Здесь же следует сказать, что многие продукты, полученные из ГМО, отличаются от обычных лишь повышенным или пониженным уровнем некоторых веществ. Другие вовсе не содержат ни белков, ни ДНК, а значит, и малейшего намека на свое происхождение. Это и спирт, и сахар, и крахмал, и масло. Зачастую бывает так, что перенесенные гены и их белки вообще не имеют шансов оказаться в нашей пище – например, если находятся они в листьях, а на стол к нам попадают клубни или семена. В остальных случаях «чужие» элементы в ГМ-продуктах либо очень близки по составу оригинальным, либо представляют собой простые соединения, которые быстро распадаются в нашем организме на молекулы, одинаковые для всего живого на Земле. Либо же являются пусть и не обычными для этого вида, но давно знакомыми человеку ценными веществами.

Третье. Известно, что для того, чтобы как-то отобрать клетки, приобретшие новый ген, ученые «прикрепляют» к этому гену дополнительный фрагмент – ген устойчивости к антибиотику. Так, обработав полученную культуру клеток этим антибиотиком, можно с уверенностью сказать, что оставшиеся живыми клетки содержат нужный ген. Отсюда растут ноги у слухов «зловредные микробы в нашем организме становятся невосприимчивыми к лекарствам после употребления подобных продуктов». Из виду упускается, что устойчивость эта – к антибиотикам, которые давным-давно не используются для лечения людей, потому что все уважающие себя микробы уже приобрели к ним иммунитет. И потом, вероятность того, что микроорганизмы нашего пищеварительного тракта (а куда же еще поступают продукты?) позаимствуют каким-то образом этот ген из полупереваренных остатков, чрезвычайно мала.

Да, некоторых особенно сознательных граждан может волновать еще одно обстоятельство – нарушение природного баланса. Ведь ГМО более устойчивы к неблагоприятным условиям среды, а значит, могут вытеснять менее приспособленных. На это ученые заявляют, что ни один ГМ-сорт не получит добро на запуск в производство, если не будет соответствовать трем критериям. Он не должен быть токсичным или аллергенным для человека. Не должен скрещиваться с чем бы то ни было в природе. Не должен иметь возможности стать сорняком (выживать без помощи человека). А это значит, что вполне сознательно не создаются чрезмерно жизнеспособные ГМО, могущие вырваться из-под контроля и заполонить все вокруг. 

«А какие у вас документы?!»

Опасны, безопасны ли ГМО и ГМ-продукты, но в конечном итоге каждый - из своих убеждений, образованности, религиозности - решит сам: покупать или нет. В Беларуси же с марта 2004 г. действует постановление Совета Министров, согласно которому любой продукт, содержащий ГМ-компоненты, должен быть промаркирован соответствующим образом. 

На первый взгляд, естественное решение - мы все сможем выбирать. Но так считают далеко не все. Во-первых, в некоторых странах (в Америке, например, где, между прочим, выращивается подавляющее количество трансгенных культур) такая маркировка не обязательна, если продукт абсолютно идентичен обычному. Да он таковым и является.

Во-вторых, что мы узнаем из надписи «содержит ГМ-сырье»? Да ничего по сути дела. То же самое, как если бы на хлебе было написано: «Пшеница, из которой изготовлена эта буханка, выросла на суглинистой почве и освещалась 24 часа в сутки рассеянным светом». Вкусна ли конкретная буханка, вредна ли, а может, пахнет селедкой - разве можно сделать какие-нибудь выводы на основании такой надписи? Так же и с ГМ-сырьем. Ведь ни что за модификация производилась, ни какие новые гены там присутствуют, мы не увидим.

Ну и, в-третьих, чтобы попасть на поля, а затем стать продуктами на прилавках магазинов, трансгенные сорта должны пройти долгую, многоступенчатую, тщательнейшую проверку - начиная с лабораторий, где отбирают гены, через экспертные советы и Минздрав и заканчивая Комитетом при Минсельхозпроде. На этом фоне обычные сорта, выведенные классическим скрещиванием и отбором, кажутся созданными чуть ли не случайно. Да и если мы специально покупаем, допустим, мясо в магазинах, а не с рук, мы ведь рассчитываем на то, что оно проверено санитарными службами. Значит, доверяем гарантиям, которые дает нам государство. Кстати, ведущий научный сотрудник уже упомянутого выше Национального центра биобезопасности Борис Юрьевич Аношенко ратует за введение маркировки как раз потому, что ему хотелось бы покупать именно ГМ-продукты. 

К сожалению, контролировать соблюдение принятого закона - дело неимоверно дорогое и трудновыполнимое. Чего стоят одни реактивы и все большее количество продуктов, потенциально содержащих ГМ-компоненты. А значит, растут цены на продовольствие… Стоит ли? Конечно, для широкой общественности неочевидно, что из-за встроенного в томаты гена холодоустойчивости от камбалы через пару десятков лет у нас не прорежутся жабры. Однако вполне ясно, что «чужие» гены помогают затрачивать на производство и хранение вполне обычных или улучшенных продуктов гораздо меньше денег, химикатов, усилий.

Злые языки утверждают, что неутихающие споры вокруг генетически модифицированных организмов провоцируют сознательно. Идет, мол, торговая война между Северной Америкой (там выращивают почти 70% всех трансгенных культур) и Европой. Ведь при полноценной маркировке абсолютно всех продуктов специально для европейцев цены взлетят чуть ли не на 25%, и дешевое американское продовольствие станет неконкурентоспособным. Кто-то видит в этом не только экономические, но и политические причины. Кто-то - манипуляции с наукой в поисках дешевой славы. Кто-то и в самом деле считает ГМО непроверенными и - по крайней мере, пока - опасными для человека и окружающей среды. 

Что ж, по крайней мере, из-за них мы увидели смешные картинки клубники с мякотью киви…

Читайте также: Что нужно есть человеку

Комментарии для сайта Cackle
 

Яндекс.Метрика

 

Все права защищены © 2012-2016 "Здоровье и психология"

Изложенная на сайте информация носит рекомендательный характер. Не занимайтесь самолечением, посоветуйтесь с лечащим врачом