Как побороть страх

Как побороть страх

Все, что нужно знать о страхе и борьбе с ним (по мотивам лекции А.В. Курпатова)

Все страхи можно разделить на 2 основные разновидности:

1) невротические;

2) умственно-жвачечные.

И еще, забегая вперед, стоит сказать, что с точки зрения психологии вся наша психическая деятельность зиждется на трех инстинктах:

а) самосохранения (личной безопасности);

б) иерархический (социальный);

в) половой (инстинкт продолжения рода).

Все инстинкты - эволюционно выверенные программы поведения.

Начнем с анализа первой разновидности страхов - невротических.

1. Невротический страх

Невротический страх - это актуализация какого-либо из названных инстинктов. Как это происходит с точки зрения анатомии?

В стволе нашего с вами головного мозга имеется структура, которая называется ретикулярной формацией. Ее функцией является генерирование психической энергии. В состоянии сна активность ретикулярной формации минимальна, во время приступа страха ее активность высока. Заметьте, что пока речь не идет о наличии причинно-следственной связи по типу страх - "активность ретикулярной формации".

Причина страха

Обратите внимание на стрелки, которые отходят от ствола головного мозга. Нервное возбуждение от этого ствола передается в вышележащие отделы головного мозга, вплоть до самой коры больших полушарий, ответственных за формирование различных зрительно-слуховых (и иных) образов. Была бы активность ретикулярной формации, а уж образ возникнет. Этот образ может быть в виде картинки собственной смерти от нищеты, болезни, попадания в авиакатастрофу, в ДТП, падения с велосипеда, увольнения с работы, потери любимого человека и т.д., и т.п. Репертуар страхов весьма оригинален, хотя они поддаются какой-никакой классификации (в результате классификации выделены разновидности фобий).

Далее. У животных нервная система устроена таким образом, что если из внешней среды поступает какой-нибудь раздражитель, начинают возбуждаться нижележащие отделы головного мозга, близкие к ретикулярной формации и называемые базальными ядрами. Эти ядра сразу же дают команду (нервный импульс) телу, в результате чего животное действует определенным образом: при появлении опасности нападает или убегает, при появлении готового к спариванию полового партнера спаривается и т.д.

Расположение базальных ядер

Проблема человеческой особи состоит в том, что таких внешних раздражителей в окружающей среде она практически не встречает или встречает крайне редко. Животное всегда живет на грани жизни и смерти (от хищника или голода), человеку же в современном цивилизованном мире умереть от голода или в результате акта насилия почти не приходится. Особи противоположного пола редко (реже, чем в живой природе) дают явственно понять, что хотят спариться, чаще всего это определяется по косвенным признакам (знакам внимания).

Но ведь ретикулярная формация у человека работает, ядра получают генерируемую ею психическую энергию, а значит, эта энергия должна найти какую-то точку приложения. И находит. Нервное возбуждение доходит до коры больших полушарий и далее все по описанному парой абзацев выше сценарию. Говоря другими словами, если опасности нет, ее надо придумать.

При этом важно обратить внимание на наличие "нормальных" страхов, которые не развиваются по только что описанному сценарию, а заложены в нас генетически, по умолчанию. Это всевозможные страхи перед пауками, змеями, тараканами, крысами, кишащими червями и прочей "нечистью". Наличие таких страхов более чем естественно, если они не приобретают гипертрофированной формы. Сюда же относится и страх высоты.

Спасение в страхе

Выше приводилась классификация базовых инстинктов человека (самосохранения, социальный и половой), сейчас она нам пригодится. 

Каким бы мерзопакостным нам ни казалось ощущение страха, его задача - обеспечить наше выживание. Обычные, то есть несведующие в нейрофизиологии, люди редко осознают работу у себя механизмов страха. Чтобы было понятнее, рассмотрим это на нескольких примерах.

1. Один человек работал в милиции. Но перед тем как поступить туда на работу, он отслужил срочную службу в Чечне. Будучи солдатом-срочником и воюя с оружием в руках, он несколько раз попадал в такие переплеты, что едва оставался в живых. Оказавшись на службе в милиции в составе ОМОН он постоянно находился под угрозой командировки в Чечню. К его счастью, в Чечню он так больше и не попал, но каждый раз, когда нужно было выезжать на задание (для патрулирования, задержания преступников, проведения спецоперации) у него начинался жуткий понос. Причем ни он сам себя, ни его сослуживцы трусом этого человека не считали, в среде коллег он вел себя вполне нормально. Можно долго смеяться над сложившимся положением вещей, но приступы поноса были не случайным совпадением обстоятельств. Они служили своего рода защитной реакцией мозга: если выживанию организма что-то начинало угрожать, усиливалась перистальтика кишечника, что и приводило к позывам в туалет. А что взять с бойца, который сидит на горшке? Так и приходилось ему сидеть на унитазе, пока его коллеги делали свою вполне обычную, безопасную, работу. Таким образом мозг исхитрился и придумал способ избегать надуманной опасности.

Это типичный пример работы инстинкта личной безопасности, выражающегося через невротическую реакцию.

2. Жили-были два человека, которые крепко дружили, а по совместительству еще были коллегами по работе и занимали одинаковые должности - начальников параллельных, то есть не находящихся в соподчиненности, структурных подразделений. Но вот в организации начались организационные преобразования, и тогда одному из них в присутствии другого руководство торжественно объявило о том, что теперь один будет начальником, а другой его подчиненным. После чего сразу же у человека, которому предстояла роль подчиненного, началась бурная вегетативная реакция: участилось сердцебиение, подскочило артериальное давление, началась одышка. В общем, налицо все симптомы сердечного приступа. Дело закончилось госпитализацией и лечением в стационарных условиях. К счастью, тщательная диагностика не выявила никаких проблем с сердцем, и вообще, он оказался полностью здоровым. Но каждый раз, когда ему приходилось осознавать себя в роли подчиненного, у него опять появлялись вышеописанные симптомы. Успокоительные средства лишь немного улучшали его состояние и коренным образом проблему не решали. После похода к психиатру стало очевидно, что корень проблемы вовсе не в физическом состоянии "больного", а в его психике. Если сказать другими словами, то его мозг на новую ситуацию реагировал примерно так: раз я стал подчиненным, чего никак не хочется, то отношения доминирования-подчинения нужно как-то разрушить. Как? Очень просто, нужно заболеть. Пока подчиненный является больным, руководить им бессмысленно.

Данный пример хорошо иллюстрирует работу социального инстинкта, который и вызывал невротическую реакцию.

3. Третий пример по симптоматике очень похож на предыдущий. У одной женщины, которая всю жизнь была домохозяйкой, муж стал поздно приходить с работы, объясняя это увеличением нагрузки и подготовкой к какой-то там проверке. Насмотревшись сериалов и начитавшись желтой прессы, естественно, эта женщина начала рисовать себе соответствующие картинки, а в голове все явственнее звучала мысль: "Изменяет!". И вот однажды, когда муж очередной раз вернулся с работы, она почему-то плохо себя почувствовала. Может не выспалась накануне, может перенервничала, не важно. Главное то, что муж настолько обеспокоился состоянием своей благоверной, что целый вечер не отходил от нее, нежно целовал в губы, говорил ласковые слова и оказывал прочие знаки внимания. В итоге каждое последующее возвращение мужа домой сопровождалось ухудшением состояния женщины, иногда даже требовавшем вызова неотложки.

Так что, вот вам была иллюстрация еще одного инстинкта - теперь уже полового.

Подкрепление страхом

Все наши привычки представляют собой результат работы так называемого динамического стереотипа (подробнее см. здесь), открытого нашим соотечественником, нобелевским лауреатом, И.П. Павловым.

Привычки формируются не сами по себе, а есть результат действия положительного или отрицательного подкрепления определенных поступков. Например, в школе мы правильно решили задачку по математике, и учительница нас похвалила. Так может возникнуть полезная привычка делать домашние задания, а со временем математика может стать любимым предметом. Возможен и другой, противоположный вариант - через негативное подкрепление: мы тупо просидели несколько часов за домашним заданием, но задачу так и не решили или решили неправильно. На следующий день учитель ставит двойку или корит нас за нерадивость. Ожидать появления в такой ситуации любви к предмету как-то не приходится. В результате снижение успеваемости со всеми вытекающими.

Невротический страх - это такая же привычка. Чтобы не ходить далеко за примером, можно опять вспомнить школу. Например, мы не выучили урок, и с ужасом ждем в начале урока вызова к доске. Учительница медленно-медленно водит пальчиком по списку в классном журнале (сука такая!), а затем называет не нашу фамилию. По всему классу раздаются вздохи облегчения. Что произошло? А произошла довольно интересная вещь: невыученный урок получил позитивное подкрепление называнием учителем чужой фамилии. Как, вы думаете, на это отреагирует наш мозг? Правильно, забивание на домашку мозг воспримет как поведение, которое влечет положительные последствия.

Примеров на этот счет можно привести массу, но суть одна: избегание страшной ситуации - очень приятное ощущение, а чтобы систематически получать его, должен быть страх!

Реальные и виртуальные опасности

Таким образом, отсутствие реальной опасности не улучшает наше психическое состояние. Отсутствие реальной опасности порождает опасности невротические, то есть надуманные. И чем дольше нет этих реальных источников страха, тем более выражена потребность в их надумывании. В таких случаях человек начинает искать скандала, создавать провокационные ситуации на ровном месте. Экстремальные виды спорта - из этой же оперы.

Кстати, знаете ли вы, что после Великой Отечественной войны в Советском Союзе лет пятнадцать практически не работали психоневрологические диспансеры. Больных не хватало. Только вдумайтесь: большинство людей потеряло на войне своих близких, лишилось нормальных условий существования, жило на копейки, но при этом психически чувствовало себя лучше, чем если бы этому предшествовала мирная, спокойная и сытая жизнь. Отсутствие невротических страхов позволяло всю психическую энергию направлять в конструктивное русло, не случайно же за 5 лет почти полностью восстановили всю страну после разрухи. А сейчас что? 30% американцев, жителей богатейшей в мире страны, начинают день с приема антидепрессантов.

Между прочим, вы случайно не знаете, почему после поездки на природу люди лучше себя чувствуют? Дело не в повышенном содержании кислорода и не в живописном ландшафте. Дело в том, что оказываясь на природе, человек приближается к естественной среде обитания, в которой нашим далеким предкам приходилось ежесекундно бороться за свое существование. Нет, чтобы остаться дома лежать на диване перед телевизором, причем в шаговой доступности от холодильника, электрочайника, кофеварки и газовой плиты. Так ведь, прется в лес, разводит костер, чтобы сварить похлебку, отмахивается от тучи комаров и мошек, спит в палатке на жестком еловом лапнике и прочие атрибуты романтики. Реальная борьба за выживание отключает механизм формирования надуманных страхов. После отдыха на природе человек чувствует себя отдохнувшим прежде всего психически.

В последние годы часто говорят о большом количестве насилия на телеэкранах, в интернете, в общем, в виртуальной среде. Иногда даже агрессию подростков связывают с тем, что они чрезмерно увлекаются компьютерными играми, в которых постоянно убивают, что-то взрывают, кого-то насилуют и т.д. Соответственно, со стороны официальных лиц и не только возникают призывы покончить со всем этим безобразием. Только фокус в том, что увеличение насилия виртуального приводит к уменьшению насилия реального. В советские годы, когда по телевизору показывали только благочестивые сцены, уровень агрессивности в молодежной среде был намного выше, чем в наше время. Пока по телевизору показывали "Щелкунчик", молодежь устраивала драки во дворах, при этом в ход шли ножи, кастеты, заточки и цепи от бензопил. Это объясняет, почему самая большая аудитория у фильмов-ужасов именно в высокоразвитых странах. Так что, если из масс-медиа и интернета убрать насилие, оно просто неизбежно переместится в реальный мир. Нашему мозгу нужны реки крови и вид растерзанных человеческих тел, это заложено в нас генетически. С уменьшением количества источников страха в реальности потребность в виртуальных источниках оного будет только возрастать.

Человеческой культуре отроду очень мало лет, и за все время развития цивилизации наши инстинкты не претерпели сколько-нибудь существенных изменений. На это требуются сотни тысяч и миллионы лет.

Как побороть невротический страх

Самый простой способ - вырубить ретикулярную формацию, генерирующую психическое напряжение, и (или) отделы головного мозга, ответственные за создание страшных образов. Сделать это можно с помощью приличной дозы спиртного. Только, вот, последствия аховые.

В психологии существует масса способов, методик, приемов, которые помогают разрушить ту или иную фобию. Однако с их помощью в корне проблема не решается, ибо на место одной фобии вскоре может прийти другая. Такой подход напоминает постоянно отрубание голов Змею-Горынычу - отрубили одну голову, на ее месте тут же вырастает другая.

Существует только один способ решить проблему кардинально: психическое напряжение должно найти воплощение в реальных действиях. Как один из вариантов - занятие боевыми искусствами, единоборствами, экстремальными видами спорта. Правда, в силу ряда причин, например, состояния здоровья, возраста, это подходит не всем. Да и не эффективно это, требует больших временных затрат. Конечно, если вы молоды, здоровы и полны желания заниматься этими видами спорта, как говорится, флаг вам в руки и барабан на шею. Достигнув определенного уровня мастерства, можно уйти в профессиональный спорт и за счет этого жить. Но что делать, если уже далеко за..., если здоровье не позволяет, да и желания всю жизнь бить морду или прыгать со скалы как-то не возникало?

Поэтому можно рекомендовать только самый общий способ избавления от невротического страха: заниматься интересным и нужным делом. Здесь важно понять, что независимо от того, как человек себя ведет, чем живет, о чем думает, количество страха в его психике относительно стабильно. Но одно дело, когда этот страх неконструктивен, то есть при нем невозможно изменить положение вещей, и совершенно другое дело, когда этот страх толкает на совершение осознанных и целенаправленных поступков. Одно дело, например, бояться, что уволят с работы и ты останешься без средств к существованию, и другое дело, когда ты боишься, что конкуренты по бизнесу опередят тебя в креативности и притоке клиентов. В первом случае ты невротизирован, во втором решительно настроен.

2. Умственно-жвачечный страх

Понятно, что название это не научное, представляет собой всего лишь фигуру речи.

Иногда у человека нет никаких конкретных страхов. Все в его жизни идет ровненько, без потрясений: и доход нормальный, и карьера сделана, и жена-муж любимая(ый) под боком. Но душа все равно не на месте. Лезет в голову всякая дрянь, а поздно вечером, вместо того, чтобы заснуть, приходится жевать всякую умственную жвачку: "кто кому чего сказал, кто кому что показал".

Надо сказать, что этот вид страха отравляет жизнь не меньше страха невротического. Невроза нет, а жизнь - говно.

Ученые как-то задались вопросом: о чем мы думаем, когда ни о чем не думаем? Понятно, что с точки зрения семантики этот вопрос звучит ужасно, но на самом деле он сформулирован чертовски правильно. Действительно, чем занят наш мозг, когда у нас нет никаких дел? Ответ: мы общаемся. Мы общаемся с теми персонажами, которые живут в нашей голове, и одним из таких персонажей являемся мы сами, называя последнего "Я".

В силу примерно тех же самых причин, по которым формируются невротические страхи (человек не может не бояться), формируется и умственно-жвачечный страх: человек не может не общаться. Поэтому, если возле нас нет собеседника, то мы его себе тут же придумываем и додумываем. Ну, с общением все понятно, а страх-то тут причем? А страх здесь все при том же: ретикулярная формация продолжает генерировать неспецифическое психическое напряжение, которое доходит до так называемой дефолт-системы (дефолт в переводе с английского означает "по умолчанию") головного мозга, ответственной за внутренние диалоги. Если заняться самоанализом, то можно обнаружить, что оставаясь наедине с самим собой и общаясь с персонажами, живущими в нашей голове, мы не просто ведем какие-то виртуальные задушевные беседы, вспоминаем приятные сцены от совместного времяпрепровождения. Все это тоже имеет место быть, однако большую часть времени мы таким образом конфликтуем, скандалим и другим образом выясняем отношения. Это так называемые незавершенные гештальты, незавершенные ситуации, которые провоцируют появление чувства обиды и несправедливости. В народе говорят, "после драки кулаками не машут". Но эта пословица - лишь благое пожелание, в реальности у нас все с точностью до наоборот. Большую часть свободного времени мы только тем и занимаемся, что машем кулаками по поводу бывших или будущих (но никак не настоящих) выяснений отношений.

Причем, упомянутая дефолт-система головного мозга занимает очень большую часть мозгового пространства и вызывает большую активность мозга, гораздо большую, чем если бы мы решали сложные математические задачи или занимались художественным творчеством. Получается, что ни с кем не общаясь, наш мозг работает намного активнее, чем когда мы доказываем теорему или умножаем в уме. Ну, а поскольку в состоянии одиночества мозг так и норовит запугать нас всякими невыясненными отношениями, то это состояние (одиночества) является сильнейшим стрессобразующим фактором. Люди, постоянно общающиеся с другими интересными людьми, психически чувствуют себя намного лучше, чем живущие в одиночестве. Причем словосочетание "с интересными людьми" является ключевым. Если человек нам не интересен, то даже перекидываясь с ним фразами мы общаемся не с ним, а с его образом в нашей голове, то есть сам реальный и живой человек в таком случае является всего лишь поводом для общения. К неинтересным людям мы относимся предвзято, и это только наша проблема.

Таким образом рецепт избавления от умственно-жвачечных страхов такой: нужно общаться с интересными людьми, а для этого регулярно изменять круг общения, знакомиться с новыми людьми и т.д. Но общаться с вами они будут только в том случае, если вы им сами станете интересны и (или) у вас с ними есть совместные планы. Выводы делайте сами.

Вместо заключения

Страх способен превратить нашу жизнь в ад. Но страх также - важнейший ресурс нашей психики. Вся наша жизнь пропитана страхами и тревогами. Перед выходом из дома мужчины бреются, а женщины красятся, потому, что они бояться показаться неряшливыми или некрасивыми. Мы идем на работу и выдвигаем там интересные идеи потому, что боимся оказаться неконкурентноспособными. Мы стремимся заработать больше, потому что боимся либо жить впроголодь, либо показаться лузерами. Боимся, боимся, боимся, но вместе с тем развиваемся. Все хорошее, что мы в жизни сделали, было результатом страха.

Задача улучшения качества жизни должна сводиться не к избавлению от психического напряжения, порождающего страх (путем приема алкоголя, успокоительных, занятия йогой и другой ерундой), а к использованию этого психического напряжения "в мирных целях", с целью занятия интересным и нужным делом. 

Понравилась статья? Сделайте доброе дело - поделитесь с друзьями в соцсетях:

Комментарии для сайта Cackle
Все права защищены © 2012-2018 "Здоровье и психология"

 Изложенная на сайте информация носит рекомендательный характер. Не занимайтесь самолечением, посоветуйтесь с лечащим врачом

Яндекс.Метрика