ОБЩЕСТВО И МЫ

Здоровье и психология

Социальный контроль

Эффективность социального контроля

Социальный контроль в обществе и его реальные возможности не были предметом научной дискуссии до недавних пор.

Вплоть до начала XIX живой мир для ученого выглядел следующим образом: на самом верху лестницы развития живого мира находился Бог – верховный разум, который, как предполагалось, мог объяснить все располагавшееся ниже. А ниже, на следующей после Бога ступени, находился человек, дальше шли приматы, и так вплоть до простейших организмов. Таким образом, иерархия представляла собой дедукцию (низведение) от самого совершенства к самому грубому и простому. При этом предполагалось, что все виды животных и растений со времен сотворения мира не изменились.

Ж.Б. Ламарк в начале XIX века перевернул эту лестницу вверх ногами, сделав заявление о том, что на самом деле все начинается с простейших организмов, со временем изменяется, а изменения ведут вверх по лестнице – к человеку. Это была самая настоящая революция в биологии, поскольку до этого только разум мог быть принятым в обществе объяснением биологического мира. Логическим следствием такого переворота была новая парадигма о том, что появление разума можно объяснить в результате изучения эволюции живого мира.

Казалось бы, это был тот самый момент в истории науки, когда ей следовало не просто окончательно разделиться на две относительно самостоятельные ветви – естественные и социальные, но и обеим ветвям совместно всерьез заняться изучением вопроса о природе разума. Однако с тех самых пор вопрос о природе разума в науке практически не поднимался вплоть до середины ХХ века, то есть до появления кибернетики. Науки же естественного и социально-гуманитарного блоков уже к концу XIX века успели настолько далеко отойти друг от друга, что в каждом из них «находилась» своя методология и свои законы. Кстати, с тех пор не сильно что изменилось, поскольку о социальных законах, якобы ничем не похожих на законы биологические, до сих пор говорят на полном серьезе.

Сделаю еще одно небольшое отступление в сторону теории эволюции, но уже с высоты сегодняшних знаний человека о ней.

Действие принципа борьбы за существование в теории эволюции оказалось подобно принципу работы паровой машины с центробежным регулятором, имеющей в своей цепи звено с такой характеристикой, что чем больше оно становится, тем меньше становится что-то другое в данном контуре (по такому же принципу работает термостат). Паровая машина и термостат «замечают» и «устраняют» любые возникающие в цепи отклонения почти до того самого момента, как они станут заметными. Так же и в живой природе: никакой дисбаланс не может достичь различимой величины, иначе он даст себя почувствовать на самых начальных стадиях, сделав существование организма или популяции весьма затруднительным, а последующее вымирание практически неизбежным. Не только паровой двигатель, но и живая природа – самокорректирующиеся системы, представляющие собой самые настоящие кибернетические модели. Это принципиально важное замечание, поскольку Дарвин во второй половине XIX века полагал, и это успело сильно сказаться на методологии социальных наук, что сначала изменения становятся существенными (например, из-за мутации), а затем они в результате естественного отбора проходят проверку на пригодность сперва на уровне отдельного индивида, а затем (в следующих поколениях) – на уровне популяции. И если изменениям сопутствуют благоприятные условия, то они окончательно «приживаются». Оказалось все далеко не так. Самые опасные ошибки те, которые мы не замечаем, а не те, которые трудно или невозможно исправить.

Современные кибернетические модели имеют дело с существенно более сложными системами, чем паровой двигатель. Нас в первую очередь интересуют такие системы как человеческое общество и сам человек. Безусловно, все они являются самокорректирующимися системами, иначе бы их сейчас не было.

Чтобы оценить социальный контроль в обществе, необходимо осознать следующее. В данный момент принципиальным оказывается то, что все самокорректирующиеся системы консервативны по отношению к чему-то, так же как изменения в подаче топлива в паровой машине происходят ради сохранения скорости вращения маховика, а в термостате – ради постоянства температуры. Естественный отбор действует не ради эволюции, а ради сохранения экосистем в неизменном виде (!). Изменения в человеке и в обществе также происходят ради сохранения в стабильном состоянии некоторого утверждения, определенного компонента status quo. Этим самым компонентом в человеке и в обществе является… выживание, метафизически – жизнь. Именно этот посыл объясняет, почему нам так трудно бывает увидеть очевидное: люди – самокорректирующиеся системы, которые корректируются против биовыживательного беспокойства, поэтому если очевидное не запускает биовыживательные инстинкты, то их механизмы самокоррекции срабатывают так, чтобы это очевидное отодвинуть и не заметить. Беспокоящая информация как бы помещается в контейнер, из которого она уже не вызывает беспокойства. Конечно же, все это делается в соответствии с представлениями самого человека о том, что есть беспокойство, прививаемыми в процессе социализации.

На сегодняшний день еще очень слабо изучены принципы отбора информации из внешней среды и «направление» ее подсознательным в сферу сознательного (перцепция). Но если что-то неизвестно, то это не означает, что неизвестно ничего. По крайней мере, одно утверждение находит свое подтверждение: в восприятии человека его направляют цели.

Что же происходит с описанием кибернетической (саморегулирующейся) системы, если это описание подстраивается только для ответа на вопросы, связанные с поставленной целью?

Возьмем сегодняшнее состояние социальной политики. Властители думают, что было бы весьма неплохо избавить общество от нищеты, насилия, коррупции, болезней, внешних угроз и т.д. Тогда они концентрируют свои знания, привлекают специалистов, консолидируются вокруг этих проблем и целей. В какой-то момент решается проблема нищеты – повышение минимальной заработной платы до уровня прожиточного минимума. Это и есть решение проблемы нищеты. После этого они перестают придавать проблеме нищеты существенное значение и переходят к проблеме коррупции или к проблеме чего-то еще. В результате даже социально ориентированная политика превращается в своеобразный «мешок трюков». В такой политике поразительно мало знаний об обществе как самокорректирующейся системе. Его внутренние взаимосвязи и взаимозависимости понятны в минимальной степени. Произошло то, что цель стала определять, что именно попадает в поле сознания политиков.

Если мы позволим цели быть организующим фактором, то мы получим «мешок трюков», среди которых, справедливости ради нужно отметить, найдутся очень даже ценные. Открытие такого рода «трюков» – большое достижение, заслуживающее даже социального одобрения. Это могут быть, например, способы борьбы с нищетой и с коррупцией, «удавшиеся» в зарубежных странах. Однако наши знания о такой кибернетической системе как общество по-прежнему не стоят ломаного гроша.

Сознание политика, полагающего, что он осуществляет социальный контроль в обществе, производит выборку событий и процессов, происходивших и происходящих в обществе и в зарубежных государствах, просто потому, что оно организовано целевым образом. Оно предназначено не для жизни с максимальной мудростью, а для получения желаемого бонуса (денег, социального статуса, признания и одобрения) кратчайшим (логическим) путем.

Кто-то может возразить: «Да, но мы живем таким образом с начала времен». В чем же тогда проблема?

Проблема в привнесении современных технологий в старую систему. В последнее время цели сознания внедряются в общественное сознание при помощи все более эффективных средств. Манипуляции общественным сознанием и, как следствие, потеря баланса и раскачка начинают приобретать угрожающий характер.

Многие проблемы, существующие не только в нашей стране, но и в мире, связаны со сказанным. С одной стороны, мы имеем общественную систему, а также человека как систему, с другой – мы имеем колоссальный вывих в понимании системной природы общества и человека. Целеполагающее сознание извлекает из мириадов точек данных такие последовательности, которые не имеют замкнутой (самокорректирующейся) структуры, характерной для кибернетической системы. Поэтому, если в деле наведения порядка в обществе мы следуем диктату «здравого смысла», мы неизбежно становимся жадными и немудрыми. А недостаток системного мышления всегда наказывается.

Если мы посмотрим на реальную обстановку в нашей стране, то обнаружим, что системную природу общества легко и без тени сомнения игнорируют в пользу политической цели или «здравого смысла». Вне всякого сомнения, высшее политическое руководство страны прекрасно понимает, что в стране бардак. Ему также наверняка кажется, что осуществляя те или иные реформы оно исходит из здравого смысла, поэтому причиной такого хаоса должна быть либо зловредная деятельность врагов нации, либо его собственные просчеты, но скорее всего, комбинация того и другого. И самое ужасное во всей этой ситуации то, что им в силу системных просчетов постепенно приходится с необходимостью сужать временные рамки любого планирования. Когда чрезвычайная ситуация «на носу», долговременная мудрость легко может принесена в жертву политической целесообразности, несмотря на довольно явные подозрения, что такая целесообразность никогда не даст долговременного эффекта.

Значительная часть политиков в нашей стране, как находящихся у власти, так и оппозиционеров, крайне невежественна в обсуждаемых вопросах. При всем при этом самое забавное состоит в том, что в политике достаточно много людей, чьи пламенные речи и послания все же свидетельствуют о смутном подозрении ими о том, что проблемы в стране являются «биологическими». Однако очень мало людей, применяющих кибернетический подход к решению этих проблем. Самые дорогостоящие для народа решения принимают лица, невинные как голуби в этих вопросах.

Не побоюсь то же самое сказать и о науке. Большие прорывы в индустриальных технологиях породили высокомерие в научной среде. Представитель научного мышления, особенно с Запада, стал представлять себя автократом, осуществляющим полный социальный контроль в обществе. Но власть над нематериальным миром, состоящим из атомов и молекул, это не то же самое, что власть над более сложными системами, такими как общество и человек. Невозможно биологические феномены поместить в пробирку и полностью контролировать. Нельзя сводить эволюцию в историю выучивания организмами новых трюков, используемых ими для контроля над окружающей средой. Человек – всего лишь часть более общей системы, а часть с точки зрения теории систем никогда не может контролировать целое.

Нет простого и эффективного способа решения запущенных проблем. Проблемы системны, поэтому их решение в первую очередь должно зависеть от осознания этого факта. Но первое, что следует предпринять – успокоиться. Когда не знаешь, что делать, то лучше ничего не делать. В противном случае только зря будут израсходованы и без того скудные ресурсы. Смирение, но не как некий моральный принцип, ассоциируемый в современном мире с дурным вкусом, а возможно уже как термин научной философии, окажется весьма полезным.

Во-вторых, следует осознать ограниченность информации, получаемой субъектом управления от объекта управления. Геббельс думал, что может контролировать общественное мнение, и использовал для этого огромную коммуникационную сеть, состоящую из шпионов. Предполагалось, что шпионы будут всегда доносить ему достоверную информацию об отношении общества к нему и его пропаганде. Но именно из-за этого он и стал зависимым от получаемой информации, и перестал обладать даже примитивным линейным контролем. Современное общество уже слишком сложно для того, чтобы осуществлять линейный контроль. К тому же за время принятия решения и его согласования обстоятельства могут сильно измениться. В политике не бывает «поздно», бывает «уже не надо».

В-третьих, целебное средство от болезни, обозначенной здесь как «сознательная цель», лежит в сфере индивидуального. Каждому из нас весьма желательно употреблять пилюлю, которую З. Фрейд называл королевской дорогой в бессознательное, то есть создавать и созерцать произведения искусства, поэзию и т.п. Польза от этих занятий состоит в том, что человек оказывается полностью вовлеченным в творческий процесс, а это всегда умеряет высокомерие, ведь в акте творчества сознание играет только подчиненную роль. В творчестве человек должен переживать свое «Я» всего лишь как один из элементов кибернетической системы.

Комментарии для сайта Cackle
 

Яндекс.Метрика

 

Все права защищены © 2012-2016 "Здоровье и психология"

Изложенная на сайте информация носит рекомендательный характер. Не занимайтесь самолечением, посоветуйтесь с лечащим врачом