Свобода воли человека

Проблема свободы воли

Эксперименты Либета

Любой современный нейрофизиолог знает об экспериментах Бенджамина Либета из Калифорнийского университета в Сан-Франциско. В 1980-х годах он проводил исследование, в котором к голове экспериментируемого прикреплялись датчики ЭЭГ . Подопытного сажали перед экраном с циферблатом, только вместо стрелки по циферблату двигалась световая точка. Предварительно его инструктировали: как только захочется, нужно слегка ударить себя по запястью, но перед этим самым ударом с точностью до секунды нужно зафиксировать позицию светящейся точки на циферблате. Датчики ЭЭГ передавали информацию о возбуждении в моторных, то есть ответственных за движение руки, участках головного мозга. Во всех случаях возбуждение появлялось примерно за полсекунды до того момента, когда испытуемый осознавал желание ударить себя по запястью . Специально оговоримся: то, что сначала возникало возбуждение в моторной области мозга, и только затем следовал удар по запястью, ничего удивительного не было . Удивительно было как раз то, что на момент возбуждения участков моторной области это желание не осознавалось, желание появлялось спустя полсекунды (в среднем).

То есть вывод, который сделал Б. Либет, состоял в том, что мозг сначала принимает решение, а затем человек это решение осознает . Получалось, что, когда мозг принял решение совершить тот или иной поступок, сознание еще не в курсе данного решения. Мозг принимает решения о действиях неосознанно, а их рационализация осуществляется всегда постфактум.

Интерпретация эксперимента Либета и нейроэтика

После данного эксперимента разгорелась нешуточная дискуссия, и появилось даже целое направление – «нейроэтика». Со стороны ряда нейрофизиологов Либет был поруган и осмеян. Основные аргументы критиков состояли в том, что он допустил грубую методологическую ошибку при организации самого эксперимента, а также сделал ложные выводы. Действительно, ЭЭГ – довольно грубый инструмент для столь точных исследований, поэтому погрешность в полученных результатах может быть слишком большой.

Другой позицией критиков было указание на то, что испытуемые невольно сами могли искажать результаты, поскольку на них ложилась своего рода ответственность за запоминание точки на циферблате в момент возникновения желания совершить движение рукой. Дескать, мы решаем сами, когда совершить поведение, и данное решение отражается в потенциале готовности в виде возбуждения моторной коры, а те самые полсекунды – это временной зазор, необходимый для концентрации внимания на циферблате и движении руки.

Альфред Миле со своей стороны обвинил экспериментатора в том, что он смешал понятия «решение», «побуждение» и «желание». По мнению Миле, решение представляет собой свободный выбор, сознательно сформированное намерение, которое априори не может быть принято на бессознательном уровне, следовательно, вышеперечисленные термины не могут быть взаимозаменяемыми.

Еще больше спутал карты американский философ и когнитивист Дэниэл Деннет, который отверг существовавшее на тот момент времени понятие свободы воли, интерпретируя его по-своему как способность человека принимать решения исходя из контекста, не отрицая, что такая свобода не абсолютна, утверждая, что она наделяет нас способностью нести ответственность за свои действия.
Попробуем со всем этим разобраться, разделив проблему на две составные части – техническую и терминологическую.

Техническая сторона проблемы

С технической стороной сразу оказывается попроще. Эксперимент Либета по вопросу свободы воли был, конечно, не единственным. С тех пор оборудование стало более совершенным (вместо ЭЭГ используется фМРТ). Сейчас ученые уже не за полсекунды, а за 7 секунд могут предсказать, совершит ли человек тот или иной поступок, или нет . Однако увеличение времени до данного параметра проблему интерпретации полученных выводов не снимает, поэтому критиками отсутствия свободы воли не воспринимается в качестве убедительного доказательства. Действительно, как взаимодействуют в течение 7 секунд сознание и бессознательное – совершенно не ясно. И не будет ясно никогда. Почему?

Терминологическая сторона проблемы

И вот здесь наружу выходит другая – терминологическая – ошибка. Разделение психики на сознательное и бессознательное, на психологическое и физиологическое – само по себе грубейший методологический просчет. Дескать, есть у нас два регистра психики, и они как-то друг с другом взаимодействуют. Но если задуматься, то корни данного деления уходят в картезианский дуализм с его разделением на материальное и идеальное, а отвечать на вопрос о первичности курицы или яйца сегодня несерьезно. С методологической точки зрения куда правильнее было бы говорить об отношениях организма и среды, хотя и эта позиция далеко небезупречна. Еще И.М. Сеченов писал: «Организм без внешней среды, поддерживающей его существование, невозможен. Поэтому в научное определение организма должна входить и среда, влияющая на него. Так как без последней существование организма невозможно, то споры о том, что в жизни важнее – среда ли или самое тело, – не имеют ни малейшего смысла» . Говоря другими словами, Иван Михайлович полагал, что организм и среда неотделимы друг от друга, поэтому между ними не может быть никаких отношений.

Мы будем исходить из того (а это и на самом деле так), что психические процессы происходят во всем организме просто потому, что «ведет» себя не мозг, а человек. Трудно (от слова «невозможно») представить себе ситуацию, когда человек не обращает внимания на только что сломанную ногу, сильное кровотечение и, не меня своих планов, идет в театр. Психический аппарат организма общается со средой через рецепторы. Поступающие из среды импульсы мозг преобразует в зрительные образы, музыку, вкусовые ощущения, чувства и абстракции. То есть то, что мы видим, слышим, думаем и т.д., есть результат работы нашего мозга. Будучи лишенным внешних раздражителей, например, при сенсорной депривации, мозг начнет «довольствоваться» сигналами, циркулирующими в самой нервной системе, в том числе в самом мозге, и производить галлюцинации. Поэтому говорить об отношениях «мозга» и «сознания», это в каком-то смысле говорить об отношениях звука к его источнику, цвета яблока к самому яблоку. Никакой четкой границы здесь провести невозможно. Конечно, формально-логически данные отношения мы можем разорвать, а потом искать между составными частями отношения (да здравствует анализ и синтез!). Но такая разбитая и впоследствии склеенная чашка будет уже никому не нужна из-за утраты своего функционального предназначения. Л.С. Выготский в этом вопросе более полувека назад окончательно расставил все точки над «i»: «Проблема сознания должна быть поставлена и решена психологией в том смысле, что сознание есть взаимодействие, отражение, взаимовозбуждение различных систем рефлексов. Сознательно то, что передается в качестве раздражителя на другие системы и вызывает в них отклик. Сознание всегда эхо, ответный аппарат. Сознание есть только рефлекс рефлексов. Таким образом, сознания как определенной категории, как особого способа бытия, не оказывается. Оно оказывается очень сложной структурой поведения, в частности удвоения поведения».

В общем, мозг и сознание не соотносятся друг с другом как подводная и надводная части айсберга, здесь уместна лишь такая метафора, при которой сознание – это всего лишь верхняя точка айсберга, своего рода математическая точка. Но айсберг-то в реальности есть, а математическая точка – абстракция.

По всей видимости, описанная терминологическая путаница возникла из-за козней языка. Слово «подсознание» воспринимается так, что есть «сознание», и есть то, что «под ним». «Слова нас путают», поэтому, если можно избегать терминологических ошибок, способных направить нас по неверному пути, то лучше их избегать. Впрочем, если вы все-таки хотите, зовите свой мозг "подсознанием". С него не убудет. В конце концов, и это решение за вас тоже примет он».

Удивительно то, что, немного поразмыслив, решить проблему свободы воли можно было и без лишних трат Либета на электроэнергию, с чисто методологических позиций. Допустим, человек – существо исключительно сознательное (а это далеко не так, но пока неважно), и он принимает решение независимо от тех физиологических процессов, которые копошатся в его черепной коробке. Но тогда открытым остается вопрос о том, «как» принимается решение. Опять предположим, что у нас есть свобода выбора того или иного варианта поведения: повернуть направо или налево, выпить чай или кофе, принять крайнюю аскезу или пуститься во все тяжкие, наконец, красть – не красть, убивать – не убивать, и т.д. Кто или что, и самое главное, на основании чего, принимается решение? Возможны два варианта: 1) это происходит чисто случайно, «как кость выпадет»; 2) за человека это решение принимает какая-то высшая сила. Не надо быть Спинозой чтобы в обоих вариантах увидеть отсутствие у человека права выбора.

Итак, никакого выбора мы не делаем. Мы совершаем те движения, которые находятся уже наизготове у нашего мозга, а свобода воли – иллюзия. Это справедливо как по отношению к действию, так и по отношению к бездействию, ибо и то, и другое – поведение.

Свобода воли и криминология

Эксперимент Либета остался почти незамеченным среди отечественных криминологов. Возможно потому, что таким образом нам придется кардинальным образом менять все знания о человеке, а брать на себя такую ответственность неприятно. Что еще более удивительно, так это то, что уровень образования и компетентность – не в счет. Об этом свидетельствуют данные других экспериментов.

В 2002 г. Даниэль Канеман получил Нобелевскую премию за то, что он вместе с покойным Амосом Тверски со всей очевидностью доказал следующий факт: экономические агенты, принимая важнейшие решения, также действуют иррационально . Люди, которые распоряжаются миллиардами долларов, постоянно тупят несмотря на то, что учились в университетах «Лиги плюща» и заканчивали курсы MBA. Не случайно профессия биржевого брокера – одна из первых, которая канула в Лету, а на смену ей быстро пришел компьютерный алгоритм.

В другом исследовании участников эксперимента усаживали перед экраном, посредине которого была видна горизонтальная линия, разделяющая экран на две части. Затем на экране появлялись вспышки света, причем часть вспышек выше этой горизонтальной линии, часть – ниже. Эксперимент был организован таким образом, что в 80% случаев вспышки происходили над линией, а в 20% случаев под ней. Перед испытуемыми стояла задача угадать, где появится следующая вспышка света – над или под линией. Уже после нескольких десятков вспышек, казалось бы, подопытным должно было стать понятно, что над горизонтальной линией вспышки происходят гораздо чаще, чем под ней. Поэтому наиболее верной стратегией в угадывании было бы указание только на верхнюю половину экрана, и тогда вероятность выигрыша достигла бы тех самых 80%. Но взрослые люди демонстрировали средний показатель в угадывании 67%. Это был самый низкий процент среди всех участников эксперимента, в котором также участвовали дети до 4-х лет, крысы и голуби! Кстати, крысы оказались умнее всех, их показатель в угадывании достиг 80%: после нескольких вспышек они уловили «тенденцию» и «тупо» стали ей следовать. Что еще интересно, так это то, что результаты испытаний взрослых людей не менялись даже после того, как им еще раз говорили, что появление вспышки над или под линией носит абсолютно случайный характер (это делалось через генератор случайных чисел).

Если это так, а это так, то считать человека сознательным и разумным существом странно. Многим так не кажется только потому, что мозг сначала принимает какое-то решение, после чего к последствиям своего решения адаптируется. Выбор нами профессии, места жительства, объекта любви и т.п. – не более сознательный выбор, чем поход в туалет, когда «сильно прижмет». Нет у нас никакого права голоса. Сознание – всего лишь как английская королева, зачитывающая решения парламента, которая царствует, но не правит.

Андрей Курпатов в одной из моих самых любимых его книг описывает случай из собственной психотерапевтической практики.
Илья, 16 лет, героиновый наркоман с 2-летним стажем употребления наркотика. Уже полгода мать его не выпускала из дома, а когда сама отлучалась, то приковывала сына наручниками к батарее. Это позволило ему пережить абстиненцию и немного прийти в себя, даже собраться с силами и оказаться на приеме у нарколога. Вот отрывок его рассуждений вслух:

– Я, понятно, сейчас ничего не принимаю. Но если вы положите передо мной шприц, все прочее потеряет значение. Знаете, вот все говорят: «зависимость», «зависимость» … Но ведь никто не понимает, что это такое. Мне говорили, что после одного раза зависимость не возникает. И я попробовал. Да, оказалось, зависимости нет. И я попробовал второй раз. Нет зависимости. Попробовал третий, четвертый… Нет! А оказывается, это и была зависимость.

Почему же воз и ныне там? По поводу эксперимента Б. Либета даже Ватикан собрал специальную конгрегацию, чтобы понять, что делать дальше. Не кроется ли здесь какой-то мировой заговор? Думаю, читатель понимает, что вера во всемирные заговоры – это такая же вера во всемогущество человеческого разума. Нет, все проще. Нам крайне сложно поверить в те факты, которые противоречат устоявшимся представлениям, нашему сознательному опыту и нашей интуиции. Ни одно решение человека на самом деле не было его личным (сознательным) решением.

Надо сказать, что обсуждение проблемы соотношения свободы воли и детерминизма искусственно и бесперспективно. Данная дискуссия актуализируется тем, что, дескать, если поведение человека полностью детерминировано, то тот ни в чем невиновен, предъявить ему и взять с него нечего, к ответственности привлекать вроде как даже нельзя. В американской юриспруденции были реальные прецеденты защиты, когда адвокаты убеждали присяжных и судей в том, что их подзащитный не мог поступить иначе, что он находился в безвыходном состоянии и им двигала непреодолимая сила мозговых процессов. Отдает откровенной мистификацией, ибо кто такой человек, если не его организм вместе с мозгом? Мозг в большинстве случаев принимает решения в обход сознания, но ведь нельзя сказать, будто эти решения принимает не человек, ведь мозг-то его! Совершенно неважно, убил «носитель свободной воли» или «носитель мозга, принимающего скверные решения». Другое дело, что, применяя проактивный (перспективный) подход, а не реактивный (ретроспективный), мы можем предложить уже совершенно другие схемы предупреждения повторного совершения преступления. Нейрофизиолог нам сразу скажет, что наказывать мозг глупо и смешно. С точки зрения здравого смысла наказание – это безумие, поскольку никакой карой изменить прошлое невозможно. Именно отсюда проистекает широко обсуждаемый в криминологических кругах «кризис уголовного наказания».

Из соотношения свободы воли и детерминизма необходимо уяснить только одно: задача управления человеческим поведением сводится не к тому, чтобы заставить человека действовать определенным образом, а к тому, как его поставить в такие условия, чтобы его мозг принимал правильные решения. Если индивидуум находится в среде, которая подталкивает его к совершению преступлений, то менять следует среду, которая будет воздействовать на индивидуума с его мозгом. В условиях, когда осужденного окружают люди с анти- и асоциальной направленностью, это невозможно. Дефолт-система «не позволит». Антрополог Г. Бейтсон более полувека назад заметил: «Мы действуем таким образом, как будто преступление можно устранить наказанием за поступки, которые мы считаем преступными действиями, как будто «преступление» – это название некоторого действия или части некоторого действия. Точнее, «преступление» – как и «исследование» – это название способа организации действий. Поэтому вряд ли наказание поступка устранит преступление».

Сторонников индетерминизма не убеждают даже вполне достоверные с точки зрения статистики данные о неэффективности специальной превенции и неблагоприятной динамике рецидива в рамках одной социально-правовой системы. Впрочем, если бы уголовное право видело причины вреда в чем-то большем, чем в поведении деятеля, оно тут же стало бы беспредметным. Не случайно криминология отказалась изучать наказание, отдав этот предмет «тюрьмоведению», переключившись на меры предупреждения преступности и преступлений (общесоциальные, специальные, индивидуальные) и тем самым как страус засунула голову в песок.

Понравился сайт или статья? Поделитесь, пожалуйста, с друзьями и знакомыми в соцсетях или оставьте комментарий!

Комментарии для сайта Cackle
Все права защищены © 2012-2020 "Здоровье и психология". Изложенная на сайте информация носит ознакомительный характер. Не занимайтесь самолечением, посоветуйтесь с лечащим врачом
Яндекс.Метрика