Причины невроза

Причины невроза

Причины возникновения невроза по А. Грину

Французский психоаналитик Андре Грин, основываясь на базовых постулатах З. Фрейда, разработал теорию, сконцентрированную на значении пустоты и «недополучения» определенных эмоций ребенком. Синдром эмоционально мертвой матери (здесь имеется в виду живая мать, по тем или иным причинам не выказывающая симпатии и внимания к ребенку) в данной теории является определяющим в проблеме возникновения неврозов и депрессий.

Механизм возникновения невроза

Эмоционально мертвая мать - это мать, впавшая в депрессивное состояние по тем или иным причинам, погруженная в себя, безэмоциональная к своему ребенку. Забота такой матери исчерпывается исключительно функциональными проявлениями - кормлением и одеванием ребенка, заботой о его физическом здоровье. Эмоциональная жизнь ребенка игнорируется.

А. Грин рассматривает проявления синдрома мертвой матери с позиций классического психоанализа. В центре его теории - переживание ребенком пустоты или так называемого «белого горя», что тесно переплетается с предположением американского аналитика Х. Кохута, постулирующего, что причиной отклонений от нормы в развитии личности может становиться неслучившееся событие. Однако, в отличие от фрейдовских положений, связанных, в первую очередь, с концепцией мертвого отца (Эдипов комплекс) и страхом кастрации, А. Грин придает первостепенное значение угрозе потери матери, отлучения от груди, об угрозе потери материнской защиты и любви. Это страх пустоты, который А. Грин называет «белой тревогой», в противоположность «красной тревоге» кастрационного комплекса.

Один из ключевых моментов в теории Грина - развитие инфантильной депрессии у ребенка, постоянно находящегося рядом с погруженной в горе матерью. Рассмотрим причины материнского горя.

Как правило, это потеря значимого объекта - мужа или второго ребенка, в некоторых случаях - близкого друга или родственника. Иногда в качестве причиной депрессии выступает разочарование в семейной жизни или жизни вообще, унижения, любовная связь мужа на стороне и т.п. Так или иначе, грусть матери проявляется в значительном снижении ее интереса к ребенку. Здесь стоит отметить, что одной из самых трудных для анализа причин является смерть другого ребенка, поскольку этот факт обычно скрывается матерью и потому недоступен для осознания и понимания живым ребенком.

Ощутив перемену в отношении матери к нему, ребенок получает сильнейшую нарциссическую травму, состоящую в потере любви, потере смысла и собственной значимости. Ребенок не может увидеть истинную причину материнского равнодушия и испытывает сильнейшую тревогу. Проявлениями этой тревоги могут выступать ночные кошмары, бессонница, ажитация и т.п. Охлаждение матери к нему ребенок часто трактует как закономерное следствие его собственного отношения к объекту любви и совершает отчаянные попытки восстановить отношения. Если перемена материнского отношения совершилась в период «открытия» ребенком наличия третьего - отца - то данная ситуация является наименее благоприятной, поскольку ребенок закономерно считает, что мать разлюбила его из-за отца. В этом случае триангуляция отношений складывается преждевременно, и Эдипов треугольник оказывается перевернутым: ребенок начинает питать бурную любовь к отцу в надежде найти у него защиту и уйти от материнской холодности. Желание получения любви перевешивает неприязнь к отцу. Отец, как правило, в такой ситуации не откликается на мольбы тянущегося к нему ребенка. Мать же демонстрирует равнодушие, поглощенная своим горем. Как следствие, у ребенка развивается сильнейшее чувство бессилия что-либо изменить.

Совершив серию попыток, направленных на восстановление материнской любви, «Я» ребенка, если пользоваться терминологией З. Фрейда, выстраивает защиту. Эта защита заключается в отключении всех негативных эмоций по отношению к матери, прежде всего, в отключении злости и ненависти. Тот факт, что мать пребывает в состоянии горя, сам по себе запрещает ребенку испытывать к матери ненависть, поскольку это чувство способно еще больше ее травмировать. Происходит как бы «психическое убийство» матери, совершаемое ребенком безо всякой ненависти. Реальная мать «отключается» от эмоциональной жизни ребенка и замещается образом. С этого момента единственным возможным средством восстановления близости с матерью, которой ребенок по-прежнему желает, становится бессознательная идентификация с ней. Невозможное обладание объектом любви, таким образом, достигается через становление самим этим объектом.

В то же время ребенок активно ищет причину материнского горя, находя ее в виде «козла отпущения» - отца как наиболее близкого и очевидного виновника. Не известный ребенку источник горя и фигура отца, подвергаясь процессу сгущения, сливаются воедино, формируя ранний Эдипов комплекс.

Последствия этих детских травм (утрата смысла, страх пустоты, переживание эмоциональной дистанцированности матери) весьма существенны. Первое, о чем стоит сказать, - это бессознательное повторение эмоционального отдаления от любого другого ставшего значимым объекта при малейшей угрозе разочарования, которое может вызвать этот объект. Этот защитный паттерн блокирует способность человека к непосредственной любви и становится одной из причин его стремления к автономии, которая постепенно сменяет его бегство от одиночества.

Лишение эмоционального ответа от матери может приводить к чрезмерной потребности в таком ответе от других людей. К примеру, если мать была равнодушна к рисункам ребенка, во взрослой жизни он станет испытывать повышенную потребность в похвале и внимании к каждому событию его жизни, будь то покупка дома, машины, свадьба и т.д. Чрезмерное «хвастовство» своими достижениями и жадное ожидание восхищения со стороны других людей станут его характерными чертами. Не получив ожидаемого отклика в виде восхищения, такой человек будет ощущать сильное страдание.

Влияние на семейную и сексуальную жизнь

В семейной и сексуальной жизни такой человек испытывает значительные проблемы. Внешне его жизнь может казаться удовлетворительной, однако в ходе анализа выявляется, что в супружеской жизни человека недостает любви и эмоциональности, а в сексуальной сфере отсутствует подлинное желание. Единственным объектом, на который направляется желание человека, остается его собственная «мертвая мать». При этом он может считать, что располагает неограниченными запасами любви, которые готов подарить другим. Тем не менее, любые попытки построения глубоких любовных отношений рушатся из-за существующего в этой сфере сильнейшего психического страдания. Проявления сильных чувств включают защитную реакцию, которая приводит к эмоциональному отдалению от партнера. По этой причине в семье между супругами не наблюдается подлинной близости, несмотря на то, что отношение к детям у человека сверхвнимательное. Человек не способен выдерживать глубокую вовлеченность в отношения, поддерживать искреннюю заботу о партнере, любые отношения сопровождаются болью и чувством бессилия после очередной потери эмоционального контакта с партнером.

Диссоциация между психикой и телом, выражающаяся в поиске партнера ради чувственного удовлетворения одной изолированной части тела вместо полного слияния в любви, является еще одним проявлением защитного механизма. Другой вид защиты может быть выражен в стремлении оскорблять партнера, доминировать над ним, мстить ему. Это реакция на потерю смысла.

Другие проявления невроза

У ребенка, пережившего резкое охлаждение матери к нему, запускается ускоренное развитие интеллекта и фантазии. Будучи эмоционально зависимым от материнского настроения, он учится предугадывать ее чувства. Нередко такие дети проявляют повышенные способности к творчеству или научной работе. Сублимация этого рода вытесняет из сознания подлинные причины конфликта, закрывая путь к искренним проявлением чувств.

В своих фантазиях такой человек постоянно «питает» мертвую мать, он всецело направлен на нее и эта направленность создает барьеры для отношений с другими людьми. Образ «мертвой матери» постоянно встает перед ним. Таким образом, мать все еще присутствует рядом с человеком, смягчая страх ее потери. Однако нерешенной всегда остается дилемма: пробудившись, «ожившая» мать в любом случае уйдет от своего ребенка, чтобы заниматься своими делами, следовать своим естественным интересам. Так создается постоянное напряжение и конфликт: выбор между мертвой матерью, которая всегда рядом, и живой, которая может уходить и возвращаться.

Психоанализ невроза

В аналитическом процессе такие клиенты склонны предаваться длительным описаниям своего детства, холодности матери, делая акцент на жалобы относительно материнского равнодушия. За этими жалобами всегда можно усмотреть наличие «дыры» на месте образа матери. Это жалобы не на суровость или холодность матери - это жалобы на отсутствие матери как таковой, жалобы на пустоту. Происходит идентификация не с матерью, а с этой пустотой. Выбирая для заполнения пустоты другой значимый объект, человек сталкивается с проявлением образа мертвой матери.

Важно отметить, что такие клиенты склонны к интроспекции. Впрочем, эта способность не затрагивает сферу эмоций. Клиент повествует о своем прошлом, не вовлекаясь в повторное переживание описываемых событий. Все происходит будто бы «со стороны». Эти описания призваны снискать внимание и сочувствие аналитика. Проводя параллель между аналитическим процессом и детством клиента, можно сказать, что ситуация напоминает рассказ ребенка о прошедшем школьном дне, когда ребенок пытается заинтересовать мать и вызвать у нее эмоциональный отклик. Вместе с тем отношение к аналитику характеризуется умело скрываемой неприязнью.

Понравился сайт или статья? Поделитесь, пожалуйста, с друзьями и знакомыми в соцсетях или оставьте комментарий!

Комментарии для сайта Cackle
Все права защищены © 2012-2020 "Здоровье и психология". Изложенная на сайте информация носит ознакомительный характер. Не занимайтесь самолечением, посоветуйтесь с лечащим врачом
Яндекс.Метрика